Список форумов Militarizm Militarizm
Игровой сервер "Милитаризм"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Бои над пирамидами - уголок неба

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Militarizm -> Talks (Общее)
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
LeshaSam
Капитан


Зарегистрирован: 15.09.2006
Сообщения: 127
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: 21:33 22 Дек 2011    Заголовок сообщения: Бои над пирамидами - уголок неба Ответить с цитатой

http://www.airwar.ru/history/locwar/bv/piramyd/pyramid.html

Арабо-израильская война 1973г. была тяжелым испытанием для обеих сторон. Впервые израильтяне отступали оставляя позиции и теряя технику, на них беспрерывно сыпались воздушные удары, но в сплошной череде бомбардировок, ракетных атак и штурмовых налетов выделился день 14 октября, который уже без малого четверть века празднуется в Египте как день военно-воздушных сил. Еогда над пирамидами разыгралась крупнейшая битва реактивной эры, в которой приняли участие более 180 самолетов.

Начало войны было удачным для египетской армии. Форсировав 6 октября Суэцкий канал и отбросив от него израильские части, пехота и бронетанковые бригады 2-й и 3-й египетских армий сумели закрепиться на правом берегу и стали подтягивать резервы, готовя развитие наступления в глубь Синая. Их активно поддерживала авиация, традиционно игравшая роль "первой скрипки" в ближневосточных схватках. 240 египетских МиГ-17, Су-7, Су-20, а так же 20 алжирских Су-7 и 48 ливийских "Миражей", присланных на помощь союзнику, штурмовыми ударами подавляли сопротивление противника, атаковали аэродромы и базы, оказывая непосредственную поддержку сухопутным войскам. Не менее важные задачи ставились авиации и при развитии наступления с целью взлома глубинной линии израильской обороны, проходившей по горной цепи Джебель-Умм-Магарим и Джебель-Алак в.полусотне километров от канала, и выхода на оперативный простор полуострова. ВВС предстояло бомбардировками подавить узлы обороны и осуществить изоляцию района боевых действий. Прикрытие с воздуха отводилось истребителям МиГ-21 40-го и 104-го истребительных авиакрыльев, располагавших более чем сотней самолетов на базах в Иншасе, Эль-Мансуре, Танта и Эс-Сальхие.

Противник в ответ готовил к вводу в бой 18 резервных бригад, 9 из которых были бронетанковыми. Не ограничиваясь авиаударами по египетским частям, планировалось вернуть утраченное господство в воздухе - залог успеха контратакующей операции. Базы египетских истребителей в дельте Нила не переставали быть для израильтян целью номер один. Налеты на них предпринимались трижды - 7, 9 и 12 октября, но каждый раз натыкались на заслоны истребителей, ЗРК и зенитной артиллерии. Уже на второй день войны началась реализация планов, загодя подготовленной операции "Тагар" по уничтожению ПВО Египта.

Пытаясь прорвать барьер ЗРК, развернутый вдоль канала, израильская авиация изо дня в день предпринимала атаки на позиции РЛС и ракетчиков. Прорехи в египетском "зонтике" ПВО давались израильтянам дорогой ценой - первый же день операции, 7 октября, стал черным для их ВВС, потерявших от зенитного огня и арабской авиации 22 самолета. На следующий день противнику удалось вывести из строя четыре батареи ЗРК у Порт-Саида, лишившись 9 самолетов. До успеха, однако, было далеко- поданным израильской разведки, к началу войны на западном берегу канала были развернуты 83 батареи ЗРК С-75 "Двина" и С-125 "Нева", а так же 13 подвижных батарей комплекса 2К12 "Куб", способных сбивать и маловысотные цели, лишая противника излюбленного тактического приема - скрытного подхода и внезапной атаки с бреющего полета.

О возможностях новых ракет израильтяне получили представление еще во время предшествовавшей октябрю "войны между войнами", когда 11 сентября 1971 г. их разведчик был сбит при патрулировании в казавшемся безопасном районе, более чем в 20 км за каналом. Помимо плотной сети ЗРК, перекрывавшихся единым радиолокационным полем, зона вдоль канала была насыщена сотнями зенитных автоматов ЗУ-23 и вездесущими самоходными "Шилками". 60-километровый пояс обороны, достигавший глубины 25-40 км, носил среди израильских пилотов репутацию "ракетных джунглей". Командующему ПВО Египта генералу Али Фами подчинялась и часть МиГ-21.

При очередной попытке штурмовки аэродромов в дельте Нила израильтяне отказались от прорыва ПВО "в лоб", зайдя с севера, со стороны моря. Результатом была потеря двух F-4Е, сбитых египетскими перехватчиками. Противник, однако, упорно продолжал попытки решить вопрос в свою пользу, не расставаясь с надеждой повторить успех "шестидневной войны" 1967 г., когда разом удалось разделаться с арабскими авиабазами, в первые же часы уничтожив на земле 369 самолетов.

На 14 октября был назначен очередной, самый мощный налет. В массированном ударе должны были принять участие более 100 самолетов, в основном истребители-бомбардировщики F-4Е "Фантом" и штурмовики А-4F/Н "Скайхок". Целями определялись аэродромы наиболее боеспособного 104-го истребительного авиакрыла египтян Эль-Мансура, близ небольшого университетского городка, на котором базировались две эскадрильи, и Танта, где находилась одна эскадрилья МиГ-21. С истребителями Эль-Мансуры израильтяне встречались почти регулярно - их боевой задачей было прикрытие наступающих на Синае частей, сопровождение ударных самолетов и отражение налетов противника на севере страны; летчики Танты обеспечивали ПВО обеих авиабаз.

Египетские авиаторы тоже усвоили уроки трагической "шестидневной войны". Во избежание повторного разгрома, машины были рассредоточены по множеству аэродромов; большинство авиабаз оборудовали железобетонными укрытиями, подземными капонирами и грунтовыми обваловками, защищавшими машины от близких разрывов кассетных боеприпасов - наиболее эффективного оружия на открытой "поляне" аэродрома. Если прежде израильтянам удавалось одним заходом жечь целые стоянки, засыпая их дождем осколочных бомб, то укрытые в подковообразных обваловках самолеты можно было поразить только прямым попаданием, требовавшим точного прицеливания.

Все без исключения аэродромы имели несколько взлетно-посадочных полос, позволяя авиации выйти из-под удара и продолжать полеты при разрушении основной бетонки. Для этого могла быть использована и часть рулежных дорожек, имевших повышенную прочность покрытия, что позволяло пилотам "работать" и с них. На некоторых аэродромах, помимо зенитного прикрытия, были развернуты аэростатные заграждения - средство, казалось бы, прочно забытое, но оказавшееся неожиданно эффективным против самолетов, скрывавшихся на малых высотах от ЗРК. Поднятые на высоту до 500 м, аэростаты заставляли атакующих отказываться от бреющего полета. В случае затяжного боя египетские летчики могли рассчитывать на посадку на запасных аэродромах и поддержку соседей.

Преимуществом израильтян, помимо современной техники, отличной организованности и превосходства в тактике была первоклассная выучка пилотов, в большинстве своем имевших значительный боевой опыт. Многие из израильских летчиков были асами, имея на счету пять и более побед. Заслуженной известностью пользовались Авихо Бен-Нун (имевший, помимо военного образования, дипломы университета и школы бизнеса), командиры 119-й эскадрильи Ашер Снир и 107-й Ифта Спектор, которые довели свои счета побед до 10 сбитых самолетов. Их "Фантомам", переброшенным на передовые базы Офир и Рефидим на Синае, теперь предстояло возглавить атаку египетских авиабаз.

При подготовке операции ставка делалась на внезапность, атакующий агрессивный стиль, а строгая дисциплина и ответственность, недостававшие их арабским противникам, сочетались с поощрением инициативы и раскованности в бою. Летчику доверялась самостоятельная оценка воздушной обстановки и принятие решений. На высоте было и искусство штабных офицеров, загодя подготовивших разработки оперативных планов на всевозможные варианты развития войны и боевых задач, решение которых потребовалось бы при различном исходе событий. Боевой дух поддерживало и само положение Израиля во враждебном окружении, многократно превосходивших его соседей.

Необходимо учитывать, что стремление "сбросить евреев в море" были идефикс многих арабских лидеров. Уходя на задание, израильский военный знал, что он должен победить. В этом его убеждала даже арабская пропаганда - для воодушевления своей армии накануне войны по телевидению показывались сцены пыток израильских летчиков, сбитых и попавших в плен (этих пилотов - Эйтана, Магена и Нахмани - удалось освободить летом 1973 г., выменяв на специально захваченных сирийских старших офицеров).
Вместе с тем серьезный противник научил боевому искусству и арабских авиаторов. Большинство из них осваивали летное дело в Краснодарском и Фрунзенском летно-технических училищах, где в практику обучения вошли новые приемы воздушного боя, продиктованные Ближним Востоком - элементы так называемой программы "Кавказ". На смену прежней концепции скоростного высотного перехвата и ракетной атаки, разом решавшей исход схватки, пришли боевое маневрирование, одиночный и групповой пилотаж, маневренный бой разными тактическими группами (до эскадрильи включительно), в том числе на малых высотах. Опыт был оплачен кровью - советские летчики и инструкторы, успевшие поучаствовать в боях, получили представление об израильской школе воздушного боя, сочетавшей гибкую тактику и сложные комбинации. Например, 29 июля 1970 г. противник разыграл против советских истребителей план "Брани", выманив имитацией штурмовки наземных целей восьмерку МиГов из-под "зонтика" ПВО. Шедшие в плотном боевом порядке истребители быстро набирали высоту и вскоре были атакованы ударной группой "Миражей", которая находилась на малой высоте. В скоротечном бою три МиГ-21 были сбиты ракетами и один поражен пушечным огнем. Катапультироваться удалось лишь одному летчику...

В октябре 1973 г. на египетских аэродромах наших летчиков и советников уже не было. Еще в июле 1972 г. президент Садат принял решение о прекращении их деятельности и возвращении домой не отказываясь, однако, от советской военной помощи. Основу египетской истребительной авиации составляли 210 МиГ-21ПФ, ПФМ и МФ, а МиГ-17 и МиГ-19 использовались, в основном, в качестве штурмовиков. В резерве находились три десятка "поношенных" МиГ-21Ф-13, полученных от Чехословакии при восстановлении самолетного парка после разгрома 1967 г. Поставленные перед войной новые истребители МиГ-23МС освоить толком не успели и участия в боях они принять не могли - сказалось отсутствие квалифицированного обеспечения, после ухода 22-тысячного советского контингента.

На стороне арабских летчиков было традиционно элитное положение авиации на Ближнем Востоке, особенно ощутимое по сравнению с армией, набираемой из почти повально неграмотных феллахов. Завидный летный опыт имел король Иордании Хуссейн, летал на истребителе президент Сирии Асад, водил летчиков в бой родной брат президента Египта Асаф Садат, погибший в одном из родной брат президента Египта Асаф Садат, погибший в одном из вылетов на второй день октябрьской войны. Выходцем из Тамбовского летного училища был и нынешний президент АРЕ генерал-лейтенант Хосни Мубарак, в октябре 1973 г. командовавший египетскими ВВС. Боевой дух и уверенность в себе, закалявшиеся в беспрерывных стычках, ощутимо возросли и стали заметным фактором в подготовленности египетских ВВС к новым испытаниям.

104-е авиакрыло было брошено в бой в первые же часы октябрьской войны. Уже 6 октября его летчики прикрывали переправы через канал и атаковали бомбами и НАР линии израильской обороны. Одновременно авиакрыло обеспечивало ПВО севера Египта и перехватывало вражеские самолеты. Было очевидно, что после нескольких не очень удачных попыток ударов по аэродромам неприятель не заставит себя долго ждать. Момент был более чем подходящим - неделя ожесточенных боев порядком ослабила истребительную авиацию египтян, вот-вот ожидалось пополнение десятками новых МиГов, и израильтяне не могли себе позволить промедления.

Решающий день настал 14 октября, когда бои на Синае достигли апогея. Учитывая возросшую опасность, командование выделило для защиты авиабаз усиленные наряды истребителей, не ограничиваясь обычным дежурным звеном с подвешенными ракетами. После полудня летчики сидели в кабинах своих "двадцатьпервых" под палящим африканским солнцем, в полной боевой готовности ожидая команды на вылет. В 15:15 развернутые у побережья посты раннего обнаружения сообщили, что около 20 вражеских самолетов заходят со стороны моря, направляясь юго-западным курсом через Порт-Саид. В штабе Хосни Мубарака предположили, что противник, отказавшись от рискованного форсирования ПВО вдоль канала, пробует открытое с моря северное направление, и его целями являются ближние аэродромы в дельте Нила. Командир 104-го крыла генерал Ахмед Наср получил приказ немедленно поднимать в воздух эскадрилью своих истребителей. 16 МиГ-21 пошли на взлет с задачей - "повиснуть" над аэродромом, не идя на перехват до тех пор, пока вражеская группа не обнаружит своих намерений. Более того, пилотам прямо запретили без разрешения "с земли" ввязываться в бой и атаковать, даже если неприятель окажется в выгодном для этого положении.

Приказ был с недовольством встречен летчиками, стремившимися использовать равенство сил для навязывания боя над своей территорией. Выдержка, однако, победила, и через несколько минут офицеры управления получили убедительные доказательства своей правоты. Излюбленный израильтянами и ставший шаблонным прием не удался. Группа "Фантомов", вроде бы намеревавшаяся атаковать цель в стороне, выполняла лишь демонстрационную функцию. Ее задача, как уже не раз бывало, заключалась в том, чтобы отвлечь защитников базы и увести их от реального объекта атаки - собственного аэродрома. Водя за нос противника, "Фантомы" при этом использовали свой большой запас топлива, и к подходу основной ударной волны, сопровождаемой истребительным прикрытием, у МиГов могло не остаться ни керосина, ни времени для возвращения. Третья группа израильских самолетов должна была перед самым ударом подавить ПВО аэродрома и не дать подняться остальным истребителям.

Отработанный и не раз имевший успех сценарий на этот раз дал осечку. В египетском штабе поняли, что появившаяся первой группа "Фантомов" служит не более чем приманкой. В бой ввязываться было рано. Обе стороны берегли козыри и выжидали. Через несколько минут шедшие на Эль-Мансур "Фантомы" потянулись в сторону, отворачивая обратно к морю и затягивая за собой МиГи.

В 15:30 из штаба ПВО сообщили о приближении примерно 60 вражеских самолетов, предположительно (на основании данных о скорости и высоте) F-4. Они шли тремя группами с разных направлений со стороны прибрежных городов Бальтим, Думьят и Порт-Саид, накануне подвергнутых атакам с целью "ослепления" их РЛС. Мубарак принял решение и дал команду атаковать их. Генерал Абдель Наср указал своим летчикам цели, курсы и эшелоны перехвата, оставив, однако, 16 МиГ-21 патрулировать над базой. Их задачей была охота за прорывающимися самолетами на случай рассредоточения боевых порядков противника и попыток пробиться к аэродрому самостоятельно. Первую эскадрилью перехватчиков должны были поддержать еще 16 взлетавших с Эль-Мансуры МиГ-21, а для усиления полка поднимались восемь истребителей с аэродрома Танта.

Израильтяне тоже вводили в бой новые силы: в 15:38 береговые РЛС зафиксировали еще 16 целей, подходивших на малой высоте от Порт-Саида. Навстречу им тут же ушла восьмерка МиГ-21, - последний резерв с Эль-Мансуры, - которым предстояло встретить вдвое превосходящего противника.

Вспоминает замкомандующего ВВС Египта генерал Наср Муса, в то время капитан: "Взлетели восьмеркой. Еще при наборе высоты мы заметили "Фантомы", выходившие на курс бомбометания. Мы тут же дали форсаж, сбросили подвесные баки и, разгоняясь, кинулись к ним. Я уже поймал одного в прицел, но, бросив взгляд на зеркало перископа, заметил сближавшийся со мной другой "Фантом". Рывком я ушел в правый вираж, стряхнул его с хвоста и, зайдя сзади, расстрелял его огнем из пушки. Парашютов за падающим самолетом не было. Вообще "двадцатьпервому" поймать "Фантом" на маневре нетрудно. Позднее, когда мы получили Р-4Е, я убедился, насколько они тяжелы. С момента, когда я поднялся в воздух, прошло 30 мин. Когда я шел на посадку, топливомер показывал "ноль", а на пробеге баки опустели совсем".

На помощь египтяне вызвали соседнее авиакрыло с базы Абу Хамад, выславшее два звена МиГ-21. В небе разворачивалась настоящая битва, в начале которой почти сотне "Фантомов" и "Скайхоков" противостояли 62 МиГ-21.

Боевой порядок вступавших в бой истребителей быстро сменился "собачьей свалкой" - маневренным боем на ближних дистанциях, в корне отличавшимся от господствовавших недавно тактики. Строй египетских и израильских самолетов распался на отдельные звенья и пары, и успех поединка зависел не столько от организации и усилий наземных групп боевого управления, в чем сильны были израильтяне, сколько от индивидуального мастерства, выдержки и отваги пилотов. Тактика диктовалась возможностями бортового оружия: противники стремились зайти в хвост друг другу, чтобы пустить в ход ракеты или атаковать пушечным огнем.

Самонаводящиеся ракеты Р-ЗС египтян позволяли атаковать противника только с задней полусферы, где ГСН могла "увидеть" горячее сопло двигателя, и имели довольно жесткие ограничения по дистанции до цели и перегрузке. Ближе 1400 м пуск был невозможен, а с больших расстояний результативной могла быть атака только малоподвижной цели, поскольку верткий истребитель при пуске с 5-7 км мог легко уклониться от попадания. Учитывая необходимость выдержать время перед пуском, удерживая цель в захвате, египетские истребители предпочитали пользоваться безотказной пушкой, накрывая противника очередями с 300-400 м.

Радиолокационные прицелы использовались только в качестве дальномеров, обеспечивая данными автоматику оптического прицела АСП-ПФД, что заметно упрощало стрельбу и повышало точность огня. Пилоты "Фантомов" в ближнем бою были лишены преимуществ своих РЛС, оказавшимися попросту ненужными при визуальном контакте. Гораздо полезнее оказывалась лишняя пара глаз штурмана-оператора, осматривавшегося вокруг и сообщавшего летчику об изменении обстановки. Современные "Сайдвиндеры" и "Шафриры", пригодные и для борьбы с маневренной целью, не накладывали таких ограничений на ракурсы и дистанции пуска, как ракеты египтян, и охотнее пускались их хозяевами в дело. Но в навязанной "Фантомам" ближней схватке МиГи могли использовать свою превосходную маневренность и динамические качества, благо стабилизированный прицел МиГ-21МФ надежно работал при любых перегрузках. Выгодные для израильтян дистанции, где сказывались бы достоинства их ракет, выдерживать им удавалось далеко не всегда.

Не менее существенным оказался и перехват египтянами инициативы. В отсутствии смелости и выучки противника обвинить было нельзя, но схватка сцепившихся в небе истребителей разворачивалась совершенно не по отработанному ими варианту. В 15:52 египетские РЛС обнаружили новую волну вражеских самолетов - примерно 60 F-4 и А-4, идущих к аэродромам с тех же направлений на малой высоте. По первоначальному плану задачей этой группы было наращивание усилий - выход на цель в согласованное время, сразу после первого удара и "закрытие вопроса" окончательным уничтожением уцелевших на аэродромах объектов. До Эль-Мансуры оставалось всего 35 км, когда израильтяне обнаружили впереди два звена МиГ-21, поднявшихся из резерва с базы Иншас. Восьмерка МиГов, казалось бы, не имевшая никаких шансов в предстоящей стычке, сумела сделать свое дело. Ведущий третьей группы израильтян понял, что блокировка египетских аэродромов не удалась, и над селением Дикирнис увешанные бомбами самолеты отвернули на северо-восток, отказавшись от боя.

В воздухе, действительно, находилось больше МиГов, чем мог ожидать противник. Часть "Фантомов" из рассеянного боевого порядка все же прорвались к Эль-Масзре и успела разгрузиться от бомб, некоторые из которых разорвались на полосе.

"Мы возвращались с патрулирования и имели очень малый остаток топлива, - вспоминает бригадный генерал в отставке Куадри-Эль Хамид. - Волна F-4 приближалась для удара по нашей базе. По опыту предыдущих налетов, мы знали, что первая их пара постарается подавить кассетными бомбами огонь зенитных батарей. И это им удалось. Но остальных мы встретили прямо над Эль-Мансурой. Это был сущий ад. На вираже я оторвался от "Фантома" и тут же увидел, как ему в хвост зашел другой наш МиГ, а его самого уже ловил на прицел еще один "Фантом". Резко довернув истребитель, я дал длинную очередь по его фюзеляжу и вражеский истребитель исчез в яркой, как солнце, вспышке, из которой посыпались обломки, упавшие возле ангара ТЭЧ.

В этот момент двигатель моего МиГа остановился. Попытки запустить его оказались тщетными... Первой мыслью было тянуть на вынужденную посадку, спасая самолет, но я тут же понял, что это сумасшествие. Меня или расстреляли бы по пути, или я убился бы на разбитой бомбами полосе и потому, не долго думая, я катапультировался на высоте 50 м..."

Несмотря на то, что часть бомб разорвалась на летном поле, вывести авиабазу из строя израильтянам не удалось: воронки на ВПП через несколько часов были залатаны, а выходившие из боя МиГи смогли сесть на уцелевших бетонках и запасных аэродромах.

Более 20 истребителей во время отражения налета успели выполнить повторный вылет, причем на посадку, заправку и подготовку затрачивалось не более 7 мин.! Прессуя быстро бежавшее время, летчики на скорости выскакивали на полосу, на ходу закрывая фонарь, на мгновение тормозили перед взлетом и, не тратя драгоценных секунд на предстартовый осмотр, на форсаже уходили в небо. Подготовка и тренажи не прошли даром: регламентированные на взлетную процедуру три минуты удавалось сократить до полутора, и очередной истребитель начинал разбег, едва предыдущий отрывался от полосы. Бой постепенно смещался на северо-восток, и в 16:08 последний израильский самолет пересек береговую черту. Сражение за Эль-Мансуру заняло всего 53 минуты.

Вечером в 22:00 каирское радио "Канал ╧ 39" передало первые сообщения о "многочисленных воздушных боях над несколькими египетскими аэродромами, наиболее интенсивные из которых шли над северным районом дельты". В обнародованной информации говорилось о 15 вражеских самолетах, уничтоженных египетскими истребителями ценой потери трех своих машин, а, кроме того, еще несколько израильтян были сбиты средствами ПВО над Синаем и Суэцким каналом. В ответ Тель-Авив утром объявил о 15 сбитых египетских истребителях (правда, вскоре это число откорректировали, сократив число побед до 7), признав потерю двух собственных машин.

После войны сведения стали более доступными и, по уточненным данным командования ВВС Египта, в бою за Эль-Мансуру противник лишился 17 самолетов, а свои потери составили шесть МиГ-21, из которых три были сбиты в бою, два разбились при возвращении из-за выработки топлива и один МиГ-21, пилотируемый лейтенантом Мохамедом Адубом, врезался в падающие обломки сбитого им "Фантома". Летчики обоих самолетов успели катапультироваться и приземлились почти рядом. Израильтянин попал в руки работавших неподалеку феллахов и едва не был убит на месте. Ему на помощь пришел Мохамед, отбивший пленного и забравший его с собой в госпиталь. Не оставил он "подшефного" и в следующие дни, навещая вчерашнего противника и передавая коллеге-пилоту гостинцы - финики и апельсины.

Один из не вернувшихся египетских истребителей пал жертвой азарта своего пилота, продолжавшего преследовать над морем уходивший "Фантом". Об исходе поединка рассказал уцелевший капитан-израильтянин, сумевший дотянуть домой на одном двигателе. По его словам, атаковавший его МиГ проскочил рядом так близко, что он ясно видел не только лицо и шлемофон египтянина, но и приборы в его кабине. Снова и снова стреляя по "Фантому", "двадцатьпервый" внезапно словно споткнулся, потерял скорость и, свалившись на крыло, упал в море. Для его противника встреча тоже не прошла бесследно - севший в Эль-Арише изрешеченный F-4Е загорелся на пробеге, и его экипажу уже на земле пришлось спешно выскакивать из кабины. С египетской стороны погибли двое летчиков, остальные успешно катапультировались и спаслись.

Израильские источники и позднее продолжали настаивать на потере 14 октября только двух своих самолетов, не обнародуя детали налета. По сей день не рассекречены документы того периода, в тайне держатся даже имена участвовавших в боях летчиков (из опасения, что они могут стать жертвой арабских террористов, израильская печать всегда называет только их инициалы - "капитан О", "лейтенант М"). Точная информация обычно подменяется шумной пропагандистской кампанией, призванной поддержать моральное состояние населения, вполне понятной в условиях многочисленного враждебного окружения. Тем не менее обращает на себя внимание очевидное несоответствие приводимых Тель-Авивом цифр: накануне "битвы за Эль-Мансуру", 13 октября, ВВС Израиля совершили 96 боевых вылетов, потеряв шесть самолетов, днем раньше на 172 вылета пришлись пять сбитых машин, но 14 октября в боях, шедших над территорией противника со множеством противостоящих истребителей, при 229 "миссиях", потери ограничились небывало малой цифрой - всего двумя самолетами! А ведь такие рейды за линию фронта относились израильским командованием к наиболее рискованным и трудным.

Атаки аэродромов Танта, Эль-Мансура и Эс-Сальхия, сочетавшиеся с ударами по РЛС египтян в прибрежных Кафании, Бальтиме и Думьяте, предпринимались и на следующий день. "Фантомы" вел командир 119-й эскадрильи Ашер Снир, но и на этот раз успеха достичь не удалось. Начальник Главного Штаба ВВС Египта генерал-майор Мохамед Набиль эль-Масири докладывал: "Они не смогли блокировать и вывести из строя ни один из наших аэродромов, исключая несколько часов перерыва в работе Эль-Мансуры". Всего же за время октябрьской войны, длившейся 17 дней, в результате многочисленных попыток уничтожения арабских аэродромов, израильтянам удалось вывести из строя на земле только 22 самолета.

Египетские летчики 14 октября выполнили главную задачу - отразив нападение, сохранили аэродромы и выиграли день, во многом определивший дальнейший ход войны. Советские АН-12 и Ан-22 уже грузили на борт истребители, принимая их прямо из полков Западной группы войск для немедленного пополнения частей союзника. На уцелевшие полосы египетских аэродромов был налажен "воздушный мост", по которому перебросили более 100 тыс.т. военных грузов. Среди более чем своевременной помощи были и 109 МиГов.

Исход сражения был успешным для египтян. Небольшой городок Эль-Мансура (по-арабски значит "Победный"), названный так в честь разгрома арабами в 1250 г. у его стен войск крестоносцев, подтвердил свое название.

После боя Главком ВВС Хосни Мубарак встречался со сбитыми израильскими пилотами. Допрашивая их генерал спросил: - Что изменилось в состоянии вашей авиации? Ответом было: - Причины не в том. За это время изменились вы...





Уголок неба. 2004 (Страница: "Бой над пирамидами " Дата модификации: 22-12-2011 )
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Militarizm -> Talks (Общее) Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB